Турист Елена Яхонтова (elenarossi)
Елена Яхонтова — была вчера 21:17
Как интересно изучать собственное Отечество!

"Печалька, выдвинутое вами фото, отклонено"...

57 48

Печалька, выдвинутое вами фото, отклонено… Не ропщу, даже не огорчаюсь, ведь слово «печалька», как добрая забота. Я слышу! Но что же я не увидела из того, что так ясно другим? А может быть не видят они…

Мы сидим с главным редактором в престижном московском издательстве и пьем уже подостывший во время наших жарких споров, чай. Он дарит мне две открытки – закладки, с символическими изображениями редакционного художника и умными подтекстовками, раскрывающими смысл вечного диалога, без которого искусство не живет. Одна – иллюстрирует почти сакраментальное: «Главное – писатель», вторая негромко, но твердо возражает: «главное – читатель».

Я сегодня не могла заснуть. Не поверите! Я вспоминала вечером, накануне скопированные в папку на моем рабочем столе, чужие фотографии, на мой взгляд – мастерские фотогработы, и теперь думала о них. Маленькие «не мои» шедевры грелись у самого сердца, как слепые котята и я понимала, что они, пока безымянные, видимо еще не получили «права гражданства». Ну при чем тут авторство – когда случилось наше вечное, наше русское, сокровенное, когда «душа с душою говорит» и мне казалось, что чужие мысли, находят во мне не только отклик. В моем понимании, моем видении и интерпретации, они словно обретают вторую жизнь! Как упоительно! Это и есть искусство, когда "самое главное глазами не увидишь"...

Печалька, выдвинутое вами фото, отклонено...

Конечно же, эта страница из альбома, совсем не «запись в блог». Это фотоальбом, набранный в мое «избранное», из корзины для «ненужных бумаг»… Чужие фотографии, которые не прошли «аттестацию» у «большинства», но нашли самый живой отклик в моей душе! Неужели я не имею права поделиться! Неужели я не являюсь соавтором в этом процессе захватывающего поиска Прекрасного, которое возвышается над земным.

Настоящий художник, который вложил душу в свое творение, не ищет вещественной награды, но только радость понимания и сочувствия.

Моя знакомая художник, что выставлялась в Дрездене, тогда переживала не лучшие времена, в кармане было пусто, а в холодильнике, в далекой России, властвовала «зима, пустынная зима» и она очень надеялась, что можно будет продать что-то из работ, дабы купить краски, кисти, ну, хотя бы…

Тот немец предложил выгодную сделку! Можно было ошалеть от восторга от названной суммы, но он объяснил причину выбора: картина отлично подходила по цвету «под обои» в его гостиной… И Художник нашла способ отказать покупателю. Она продала эту картину через два дня, мальчику-французу, экскурсоводу из Лувра. Продала за пол-цены, но еще долго вспоминала его восторженные глаза и то, о чем они говорили с ним перед ее картиной, битых два часа…

Тайна творчества.

Вот последнее фото, которое я выдвигала для награды… С этим шедевром Сергея Васильца, я ходила несколько дней и память не отпускала необыкновенный живой образ.

Печалька, выдвинутое вами фото, отклонено...

- Подумаешь! Говорит мне подоспевший к нашему разговору ДРУГОЙ. В Питере заходи в любой двор-колодец, подними объектив к небу – вот тебе и «шедевр».

- Как ты не видишь! - Возражаю я ему.- Здесь столько смыслов! Кто-то, конечно же, увидит «паутину проводов», которые есть примета цивилизации: Мы опускаем в неведомый банкомат капельки своей живой души, чтобы получить удобства и не замечаем, что сделка не только не выгодна, но и опасна! «Паутина проводов» - смысл, который стал даже банальным, но не перестал быть востребованным символом-предупреждением.

Но, знаешь! Здесь я вижу иное. Натянутые провода больно прорезают Небо. Они чертят геометрию смыслов, которые хочется читать и читать… Небо здесь РАЗБИТО, но осколки еще держатся, а если рассыпятся… Неужели тебе не страшно, не больно!

Впрочем, образ, запечатленный здесь дарит надежду. Посмотри, как розовые отблески невидимого заката (или восхода), впитались вечным-серым и подарили надежду. Говорят, что со дна глубокого колодца, даже в солнечный день видны звезды! Возрадоваться колориту необыкновенного неба, который раскромсали, туго натянутые линии, и понять что-то важное! Нет, это не цвет, который можно определить и даже назвать, это оттенок, который можно только «промакнуть душой», будто это промакашка из старой школьной тетрадки в клеточку…

А еще в этом фото есть диалог симметрии и ассиметрии. Присмотрись! Этот диалог достаточно напряженный, но не враждебный. Это настоящий «сократовский спор», где главная цель – поиск Истины, а в данном случае, поиск гармонии, которая обретается именно в мгновение-запечатления. Остановка, как посыл к движению, которое ты продолжаешь уже сам. Автор подарил главное – жизнь, а дальше, наполняй эту жизнь сам!

Не знаю, как назвать это фото. Иногда название дает фотоработе настоящую жизнь. Но я боюсь, нарушить неточным словом многозначность образа…

Назову просто: «Из глубины двора-колодца». Теперь ты понимаешь, что это не обозначение «направления движения», снизу вверх (хотя и это важно), но непремнно стремление «увидеть звезды», даже если осколки больно поранят, но не остановят…

В это второе фото я влюбилась сразу же, и сразу нажала заветную клавишу, потому что для меня это несомненно было «Фото дня». Виктор умеет!

Печалька, выдвинутое вами фото, отклонено...

С названием, тут и мудрствовать не надо, это, конечно же «Город в бокале»… Но за кажущейся простотой таилась мудрость!

Художник проснулся рано, впереди была заманчивая встреча с незнакомым городом, который уже вливался в распахнутое окно гостиничного номера, теплым, утром, чуть принакрытом вуалью розоватой нежной дымки. Художник посмотрел в окно и увидел стеклянный бокал, наполненный чистой, прозрачной водой, бокал, что как-то опрометчиво забыл вчера на подоконнике…

Сколько раз мы проходим мимо удивительного, мимо тайн, их разгадок, мимо единственных глаз в толпе, мимо красоты, сотворенной для каждого, кто способен увидеть.

Чем отличается Художник от простого человека… Художник – это «локатор», который способен уловить «космические вибрации Души», а потом пересказать услышанное языком земного искусства!

- «Выпей меня» - словно шептал незнакомый город и я стану твоим, и ты непременно полюбишь меня!

Но Художник сидел и зачарованно смотрел на чудо. Потом взял фотоаппарат и осторожно нашел ту единственную «точку отсчета», с которой можно было услышать этот негромкий голос.

Большое в малом, реальное, в отражении. Будто в маленькой капле воды отразился целый великий океан. Да, город был укутан пленительной дымкой, он прятал свой лик, как когда-то, в ином времени, Незнакомка могла наблюдать за восторженным почитателем, из-под вуали, кокетливой шляпки… А Художник смотрел на маленький город, поместившийся в бокале и очаровывался тем, что город в бокале, этим волшебным утром, был более реален, нежели прообраз – сама натура.

Да ведь это о Мечте – подумалось мне! Мечте, которая для некоторых чудаков более реальна, нежели вещественная предметность. И фотография об этом, да-да, об этом тоже!

Мне кажется, я сидела в той же комнате, что и Художник и мы, молча взирали на «Город в бокале» боясь нарушить тайну явленного.

Вдруг, громко хлопнув дверь, в комнату не вошел, а буквально ворвался Другой.

-Чего это вы тут сидите! Такое утро проспите! Самое время для съемки! Пошли фотографировать! Будет жаркий день. Солнце – контрастность, а сейчас хороший свет! Впрочем, уже жарко!

Он подошел к окну и залпом выпил бокал с чистой водой. Неловкое движение и бокал со звоном упал на пол, разбившись звонко и мелко.

Художник отвел глаза.

- Ты разбил целый город! – Выдохнула я невольно! Разбил Мечту…

- Что? Вы о чем? Да я вам вечером принесу два таких бокала – стекляшка, подумаешь…

Вот только осколки… - Он на секунду задумался, - но тут же оживился. – А осколки горничная уберет!

В это фото я влюбилась сразу же. Да, это была любовь с первого взгляда. Кажется, мы услышали друг друга: Незнакомый город, Художник, я…

Бокал разбился – ничто не вечно на земле, но мгновение соприкосновения с чудом осталось в чудесном снимке. Спасибо.

Третье фото Сергея Первушина я назвала бы «Полифония судеб». Сама как-то ходила по лесу, и замерзшими руками фотографировала необыкновенные сплетения оголенных зимою ветвей. Тот альбом я назвала «Графика зимы». Но у меня были черно-белые снимки, а здесь так уместна эта желтая, кажется навечно запомнившаяся прошлая осень, эта упрямо торчащая из белого снега поросль.

Печалька, выдвинутое вами фото, отклонено...

Стволы, ветви, переплетения, неожиданные изгибы и преодоления. Фотография меня сразу же растревожила. Я услышала в ней стремительный бег фуги Баха, и пыталась услышать – какой именно.

- Посмотри!- Обращаюсь я к недоверчивому собеседнику. - Деревья «бегут», они спешат с косогора, путаются ветвями, где-то мешая друг другу - «смешиваются», но все равно не изменяют стремительному темпу! Словно хитросплетения судеб человеческих, таких разных непохожих. Может быть, это об одиночестве в толпе вечно спешащих. Прочерневшие стволы, словно утопают в снегу, но они живые в своем движении линий, и верится, что они так мечтают о весне, о тепле. Неужели ты не чувствуешь! И эта желтая прошлогодняя трава очень важна здесь. Она оживляет эту черно-белую графику определенности, какими-то не определившимся воспоминанием о прошлом-будущем, которое, кажется…

Все в дымке полузабытого или еще неосуществившегося. Кажется, солнце… тоже желтое…

Забылось. Уж очень стремителен бег, слишком изощренны хитросплетения линий. Может быть это наши желания, наши мысли, что вечно путаются, когда мы спешим. Посмотри! Деревья «согнули колени», потому что с косогора, вниз, нужно бежать осторожнее – иначе «понесет»!

- Выдумываешь все! – возражает мне Другой. Я вижу только, что фотограф «обрезал» кадр. Где вершины? Мне кажется, что это небрежность.

- С вершинами было бы все совсем иначе! Здесь линии устремляются в разных направлениях, но намекают на бесконечность, а с кронами был бы просто очередной пейзаж… Импрессионисты, использовали этот фото-прием и намеренно «обрезали кадр», когда писали картины, но желали подчеркнуть «впечатление от момента» выхваченного из жизни. Будем отличать небрежность, недоработку, от осмысленного художественного приема!

- Пойдем пить кофе, - прерывает меня Другой. Я привез из Иордании отличный кофе, и отличные снимки!

- Кто бы сомневался, соглашаюсь я и послушно иду пить кофе. Можно ли заставить слышать и услышать! Чувство красоты, как и любовь – несовместимы с принуждением.

P.S.

Думаете в моем альбоме чужих фотографий только три? Нет их значительно больше! И я хотела рассказать о каждой. Но у меня сегодня вечером лекция о постмодернизме – пойду почитаю, подумаю (о интерпретативном разуме))) Время!

Но сначала выпью кофе – вот напомнила себе…

Помните! Недавно, в третьей части рассказа о Лавре я привела слова монаха: «Чем меньше фотография показывает, тем больше она рассказывает»… Может быть, наш сегодняшний разговор как раз об этом! Не знаю. Но если мои дорогие собеседники, захотят продолжить полистать вместе со мною, мой альбом с чужими фотографиями, я готова продолжить.

16498 – карма
Позиция в рейтинге – 26
Комментарии