Турист Елена Яхонтова (elenarossi)
Елена Яхонтова — была сегодня 8:59
Снова с друзьями!
Фотоальбом

Осень в Святогорье

Пушкинские горы — Россия Октябрь 2020
NIKON D3100, Redmi 4X
50 52

Удивительный год, красиво уложившийся в две двадцатки, кажется, подходит к завершению. Осень, уже помахала «желтой рукой», как пелось в песне Юрия Визбора и в рассылках друзей все чаще мелькают фотографии первого снега, инея и прочих радостей начала зимы.

Все хорошо делать во время. И вспоминать золотую осень, когда за окном уже голые черные ветки деревьев, коряво прокалывают холодные сумрачные туманы, вроде бы и не стоит. Ушло время.

Однако, как не поделиться воспоминанием о недавнем — октябрьском путешествии в Пушкинские горы, что предпринималось лишь с одной целью — «пошуршать листвой», как любила говорить Анна Ахматова.

Мое последнее путешествие в это любимое мною и заповедное место, случилось четыре года назад. Тогда была другая цель — погружение, воспарение, распространение.

Я обошла все пушкинские тропы, посетила почти все музеи. Нашла все заповедные камни, деревья, развалины и «новодельные восстановления». Михайловское, Тригорское, Петровское, Савкина горка, Вороничи… Об этом и на Туристире, уже много написано, да и моя посильная лепта на сайте тоже имеется — подробно отчиталась в свое время.

А вот теперь мы с мужем ехали в Пушкинские горы с твердым намерением не заходить в музеи (уж сколько раз были!)

Не стремиться объять необъятное, а просто… погулять!

Когда Пушкин был сослан в Михайловское, кто-то из его современников справедливо заметил, что он «потеряв свободу, обрел волю!»

Как хорошо сказано!

Пушкинские горы когда-то, как известно, назывались Святые горы. Это удивительное место, где «даль, что высь» и душа воспаряет.

После всех этих «самоизоляций» — о, бедная наша родная речь! Задумались ли мы, что самоизоляции вообще-то не может быть! Существительное «изоляция» не согласуется с местоимением «сам», разве что в ироничном контексте.

Но мы согласились принять это странное слово, и вот душа запросила ВОЛИ!

Поэтому не ждите под моими фотографиями развернутых подтекстовок. Путешествие было задумано совсем в ином жанре.

Познавательность уступила место созерцательности. И хотя созерцательность сокровенна, я рада впустить моих друзей в тихую осень Святых гор.

 

Никогда не была в Пушкинских горах осенью.  Была весной и, конечно же, летом. Захотелось увидеть заповедные места в убранстве Золотой осени.
Никогда не была в Пушкинских горах осенью. Была весной и, конечно же, летом. Захотелось увидеть заповедные места в убранстве Золотой осени.
Не могу утверждать, что 1 октября золотая осень уже стала полноправной хозяйкой в этих местах. Хотелось увидеть больше "золота", но деревья еще не желали прощаться с летом и только начали "стареть в осень".
Не могу утверждать, что 1 октября золотая осень уже стала полноправной хозяйкой в этих местах. Хотелось увидеть больше "золота", но деревья еще не желали прощаться с летом и только начали "стареть в осень".
Но осеннее умиротворение чувствовалось повсеместно. Им хотелось дышать.
Но осеннее умиротворение чувствовалось повсеместно. Им хотелось дышать.
Обычно, прогулки по Пушкинским горам, начинают с Михайловского. Оно и понятно: вотчина самого Пушкина.
Однако в этот раз, мы начали прогулки с Тригорского.  Оставили машину на стоянке и пошли бродить по парку.
Обычно, прогулки по Пушкинским горам, начинают с Михайловского. Оно и понятно: вотчина самого Пушкина. Однако в этот раз, мы начали прогулки с Тригорского. Оставили машину на стоянке и пошли бродить по парку.
Знаменитая усадьба Осиповых-Вульф.
Знаменитая усадьба Осиповых-Вульф.
Когда-то три холма и дали название этому месту. 
Но здесь кругом, на территории всего Пушкинского заповедника холмы и безбрежные дали.
Фотографировать трудно оттого, что, так называемый,  "заваленный горизонт" совсем и не "заваленный". Рельеф местности такой.
Когда-то три холма и дали название этому месту. Но здесь кругом, на территории всего Пушкинского заповедника холмы и безбрежные дали. Фотографировать трудно оттого, что, так называемый, "заваленный горизонт" совсем и не "заваленный". Рельеф местности такой.
Не было желания зайти в дом. Хотя все музеи в тот день работали.
Когда-то я на сайте рассказывала об истории этого дома и его хозяев.
А сейчас... Только шуршать листвой!
Не было желания зайти в дом. Хотя все музеи в тот день работали. Когда-то я на сайте рассказывала об истории этого дома и его хозяев. А сейчас... Только шуршать листвой!
Просто неспешно побродить по Тригорскому парку и насладиться тишиной и потрясающими видами!
Просто неспешно побродить по Тригорскому парку и насладиться тишиной и потрясающими видами!
Пожалуй самым глубоким впечатлением того дня, стало отсутствие посетителей.
Можете себе представить такую возможность: гулять по Тригорскому парку, едва ли не в полном одиночестве". Ни души...
Пожалуй самым глубоким впечатлением того дня, стало отсутствие посетителей. Можете себе представить такую возможность: гулять по Тригорскому парку, едва ли не в полном одиночестве". Ни души...
Пройти по аллее Татьяны Лариной.
Пройти по аллее Татьяны Лариной.
Полюбоваться на место, где над обрывистым берегом, расположилась скамейка Онегина. Место первого объяснения Онегина и Татьяны.
Отсюда открывается великолепный вид на долину реки Сороти. Однако посидеть на скамье и подойти ближе не получится - ограждение!
Оно и правильно! Вид на долину открывается с разных точек, а это место должно пленять уединенностью. И хотя вокруг не было никого - обычно толпы туристов - мы не стали нарушать порядок.
Полюбоваться на место, где над обрывистым берегом, расположилась скамейка Онегина. Место первого объяснения Онегина и Татьяны. Отсюда открывается великолепный вид на долину реки Сороти. Однако посидеть на скамье и подойти ближе не получится - ограждение! Оно и правильно! Вид на долину открывается с разных точек, а это место должно пленять уединенностью. И хотя вокруг не было никого - обычно толпы туристов - мы не стали нарушать порядок.
"Зеленый зал" под открытым небом. Интересно - здесь действительно устраивали танцы?
Конечно же! Тригорский парк восстановлен, многое сделано специально для посетителей, но все равно - верится всему и все достопримечательности кажутся достоверными.
Вот и эта ровная прямоугольная площадка, огражденная старыми деревьями, кажется липами, вдохновляет поверить в то, как здесь под звуки небольшого ансамбля, кружились пары.
"Зеленый зал" под открытым небом. Интересно - здесь действительно устраивали танцы? Конечно же! Тригорский парк восстановлен, многое сделано специально для посетителей, но все равно - верится всему и все достопримечательности кажутся достоверными. Вот и эта ровная прямоугольная площадка, огражденная старыми деревьями, кажется липами, вдохновляет поверить в то, как здесь под звуки небольшого ансамбля, кружились пары.
Ель-шатёр... Надо сказать, что здесь не одна такая ель, но вот именно это дерево стало достопримечательностью, к которому зовут указатели и водят экскурсоводы.
Ель-шатёр... Надо сказать, что здесь не одна такая ель, но вот именно это дерево стало достопримечательностью, к которому зовут указатели и водят экскурсоводы.
Вот другая ель, не менее "шатристая". У нее нет таблички - рядовая ель. Но какая красавица!
Вот другая ель, не менее "шатристая". У нее нет таблички - рядовая ель. Но какая красавица!
"Береза-седло". Тоже достопримечательность.
Не могу сказать, что это хилое деревце впечатляет. Давно нет той, другой березы. Но если эта береза посажена в память о той, то около этого деревца невольно хочется постоять и вспомнить...
Пушкин очень любил одну свою березу в этом парке и когда ее задумали срубить, он горячо уговорил даровать ей жизнь.
Березу оставили.
За полгода до  трагической дуэли в ту березу попала молния и она сгорела. Это случилось летом, а зимой не стало поэта.
"Береза-седло". Тоже достопримечательность. Не могу сказать, что это хилое деревце впечатляет. Давно нет той, другой березы. Но если эта береза посажена в память о той, то около этого деревца невольно хочется постоять и вспомнить... Пушкин очень любил одну свою березу в этом парке и когда ее задумали срубить, он горячо уговорил даровать ей жизнь. Березу оставили. За полгода до трагической дуэли в ту березу попала молния и она сгорела. Это случилось летом, а зимой не стало поэта.
Дом-музей Осиповых-Вульф интересно посетить. Но и посмотреть на него со всех сторон, сфотографировать, не опасаясь, что пестрая вереница гуляющих непременно войдет в кадр, - это тоже интересно!
Когда еще можно будет погулять по заповеднику в одиночестве!
Дом-музей Осиповых-Вульф интересно посетить. Но и посмотреть на него со всех сторон, сфотографировать, не опасаясь, что пестрая вереница гуляющих непременно войдет в кадр, - это тоже интересно! Когда еще можно будет погулять по заповеднику в одиночестве!
А недалеко от господского дома - знаменитая банька. Здесь не только мылись, но, как это было принято на Руси, размещали гостей - если их наезжало слишком много.
Пушкин с друзьями в баньке любил устраивать пирушки. А он,  в усадьбе Осиповых-Вульф, был частый и желанный гость (впрочем и дальний родственник тоже).
А недалеко от господского дома - знаменитая банька. Здесь не только мылись, но, как это было принято на Руси, размещали гостей - если их наезжало слишком много. Пушкин с друзьями в баньке любил устраивать пирушки. А он, в усадьбе Осиповых-Вульф, был частый и желанный гость (впрочем и дальний родственник тоже).
Заинтересовала крыша из тростника. Зашла... Смотрительница протирала окна дезинфицирующим раствором. Вот уж! Времена!
Поговорили, надев маски..
Заинтересовала крыша из тростника. Зашла... Смотрительница протирала окна дезинфицирующим раствором. Вот уж! Времена! Поговорили, надев маски..
Когда-то, прямо из баньки, веселая распаренная толпа бежала прямо к речке. На середине лестницы была площадка, для отдыха.
Когда-то, прямо из баньки, веселая распаренная толпа бежала прямо к речке. На середине лестницы была площадка, для отдыха.
Лестница была немаленькая. Кому-то вполне могло возжелаться и дух перевести.
Лестница была немаленькая. Кому-то вполне могло возжелаться и дух перевести.
Но вот он! "Дуб уединенный". Он-то Пушкина помнит!
И вновь удивление! Вместо толпы, тишина и осенняя прозрачность. Никого!
Этот дуб показывает полуденный час (когда на него падает стрелка солнечных часов).
Но вот он! "Дуб уединенный". Он-то Пушкина помнит! И вновь удивление! Вместо толпы, тишина и осенняя прозрачность. Никого! Этот дуб показывает полуденный час (когда на него падает стрелка солнечных часов).
Вот она - эта "стрелка". Жизнь продолжается. Солнце всходит и заходит. Часы по-прежнему показывают время.
Вообще, дубы, посаженные по кругу, обозначали часовые деления.
Вот она - эта "стрелка". Жизнь продолжается. Солнце всходит и заходит. Часы по-прежнему показывают время. Вообще, дубы, посаженные по кругу, обозначали часовые деления.
Если хочется погулять именно по парку, то это в Тригорском. Семья Пушкиных в Михайловском не была увлечена обустройством своего парка (хотя экскурсия по парку в Михайловском тоже есть).
Парк в Тригорском - это типичный пейзажный парк, который был устроен еще в 18 веке первым владельцем - М.Д.Вындомским.
Конечно, с той поры много воды утекло в прекрасной Сороти, но ныне парк восстановили. Постарались как-то вернуть первоначальную красу.
Если хочется погулять именно по парку, то это в Тригорском. Семья Пушкиных в Михайловском не была увлечена обустройством своего парка (хотя экскурсия по парку в Михайловском тоже есть). Парк в Тригорском - это типичный пейзажный парк, который был устроен еще в 18 веке первым владельцем - М.Д.Вындомским. Конечно, с той поры много воды утекло в прекрасной Сороти, но ныне парк восстановили. Постарались как-то вернуть первоначальную красу.
Пейзажный парк непременно предполагает водное украшение. Холмистая местность Тригорского предлагала отличную возможность устроить водоемы на разных уровнях. На этой фотографии хорошо видно, как одно искусственное озерко возвышается над другим.
Конечно, та система сообщения водоемов, ушла в прошлое - время и военные события принесли много разрушений на эту землю. Ту красоту нам сегодня не увидеть.
Пейзажный парк непременно предполагает водное украшение. Холмистая местность Тригорского предлагала отличную возможность устроить водоемы на разных уровнях. На этой фотографии хорошо видно, как одно искусственное озерко возвышается над другим. Конечно, та система сообщения водоемов, ушла в прошлое - время и военные события принесли много разрушений на эту землю. Ту красоту нам сегодня не увидеть.
Из Тригорского отправились в Воронич. Это тоже владения Осиповых-Вульф. Тут и их фамильные могилы, на кладбище.
Из Тригорского отправились в Воронич. Это тоже владения Осиповых-Вульф. Тут и их фамильные могилы, на кладбище.
Вдали виднеется церковь св. Георгия (новодел, конечно). Когда-то в церкви, которая стояла на этом месте, Пушкин заказал отпевание почитаемому поэту Байрону.
Вряд ли это согласовывалось с церковными законами, но отпевание тогда состоялось.
Вдали виднеется церковь св. Георгия (новодел, конечно). Когда-то в церкви, которая стояла на этом месте, Пушкин заказал отпевание почитаемому поэту Байрону. Вряд ли это согласовывалось с церковными законами, но отпевание тогда состоялось.
Вот по этой лесенке вниз - 62 ступени, а потом в горку, по тропинке вверх.
Вот по этой лесенке вниз - 62 ступени, а потом в горку, по тропинке вверх.
Конечно, это пушечные ядра - макеты. Но, наверное, напоминание и о том, как тут
пребывали французы (война 1812 года). А может быть и какие-то другие аналогии.
Конечно, это пушечные ядра - макеты. Но, наверное, напоминание и о том, как тут пребывали французы (война 1812 года). А может быть и какие-то другие аналогии.
На маленьком погосте не только древние кресты, которые мог видеть и Пушкин.
Но и могилы бывших хозяев Тригорского. Здесь нашел свой последний приют и  Семён Степанович Гейченко - знаменитый учёный, музейщик, который навсегда вошел в летопись возрождения Пушкиногорского заповедника.
На маленьком погосте не только древние кресты, которые мог видеть и Пушкин. Но и могилы бывших хозяев Тригорского. Здесь нашел свой последний приют и Семён Степанович Гейченко - знаменитый учёный, музейщик, который навсегда вошел в летопись возрождения Пушкиногорского заповедника.
От городища Воронич, от старого погоста, открываются дальние и вольные виды.
От городища Воронич, от старого погоста, открываются дальние и вольные виды.
Но подышав простором, мы отправляемся в обратный путь, в Тригорское.
Но подышав простором, мы отправляемся в обратный путь, в Тригорское.
Оглядываемся назад...
Оглядываемся назад...
Нужны ли слова, когда тишина и осень-художница дирижируют вашим молчанием.
Нужны ли слова, когда тишина и осень-художница дирижируют вашим молчанием.
Бродим. Шуршим листвой..
Пора ехать в Михайловское и конечно же, на любимую Савкину горку.
Солнце чуть перевалило за полдень. Пора!
Бродим. Шуршим листвой.. Пора ехать в Михайловское и конечно же, на любимую Савкину горку. Солнце чуть перевалило за полдень. Пора!
Комментарии к альбому