Турист Елена Яхонтова (elenarossi)
Елена Яхонтова — была сегодня 9:30
Снова с друзьями!
Фотоальбом

Московские предчувствия

Москва — Россия Июнь 2015
NIKON D3100
27 41

Воспоминания о путешествии — это не всегда фотографии, запечатлевшие мгновения, события, объекты… Иногда фотоаппарат схватывает то, чего ты и не заметил вначале, не оценил. Но потом, через время, заглянув в папку «брак» вдруг с удивлением обнаружил в ней что-то удивительное!

Небольшой альбом, который я хотела бы предложить вашему вниманию — это фотографии-символы. Так получилось. Некоторые, правда, не совсем «брак» и нужны лишь для того, чтобы «снять напряжение». А вот другие, в наше — новое время, читаются (по крайней мере, мною), совсем не так, как это было 6 лет назад, по следам моей недлинной поездки в Москву. Они обрели какой-то новый смысл, который раньше мною не читался.

Я не буду утомлять вас длинным просмотром, хотя главные герои фотографий — это Пространство и Время — две тайны, которые не способен вместить наш разум, но которые тревожат…

Когда фотографии являются не просто отображением реальности, а претендуют и на иные смыслы, они не противятся, а скорее ждут обозначения словом. Иногда название фотографии — это очень важная составляющая.

Если моим друзьям захочется подарить некоторым фотографиям какие-либо названия — это будет самым лучшим комментарием!

Совсем не открыточный вид куполов храма Василия Блаженного. На самом деле храм носит другое название, он освящен в честь Покрова Пресвятой Богородицы.
А здесь небо опутано проводами... Так фотоаппарат увидел тогда. Тоже... "покров".
Совсем не открыточный вид куполов храма Василия Блаженного. На самом деле храм носит другое название, он освящен в честь Покрова Пресвятой Богородицы. А здесь небо опутано проводами... Так фотоаппарат увидел тогда. Тоже... "покров".
И снова взгляд сквозь преграду на тот же храм.
И снова взгляд сквозь преграду на тот же храм.
А это небо - голубое, яркое, с удивительным расчерком-символом, запомнилось тогда - над Красной площадью.
А это небо - голубое, яркое, с удивительным расчерком-символом, запомнилось тогда - над Красной площадью.
Не знаю - почему, но следом за той фотографией неба, запросилась эта - из Третьяковской галереи. Наверное потому что "голубое" здесь рифмуется с небом. Картина в Третьяковке называется "Водоем", а в Русском музее "У водоема". Я люблю творчество Борисова-Мусатова. Когда он писал эту картину - был счастлив. Но даже здесь, в предчувствии счастья, он передает его призрачность.
Не знаю - почему, но следом за той фотографией неба, запросилась эта - из Третьяковской галереи. Наверное потому что "голубое" здесь рифмуется с небом. Картина в Третьяковке называется "Водоем", а в Русском музее "У водоема". Я люблю творчество Борисова-Мусатова. Когда он писал эту картину - был счастлив. Но даже здесь, в предчувствии счастья, он передает его призрачность.
А эта его картина так и называется "Призраки"... Разрушение Дворянских гнёзд, предчувствия начала 20 века. Предчувствия неотвратимости чего-то страшного. На переломе веков всегда так. Вот и мы живем на переломе веков. Аналогии тоже тревожат.
А эта его картина так и называется "Призраки"... Разрушение Дворянских гнёзд, предчувствия начала 20 века. Предчувствия неотвратимости чего-то страшного. На переломе веков всегда так. Вот и мы живем на переломе веков. Аналогии тоже тревожат.
Собор Казанской иконы Божией Матери, что на Красной площади. Просто отражение в стекле... А случилось будто бы "наложение Времен". Таинственная встреча миров, когда один сквозь другие просвечивает.
Есть такая теория - "Миры в мирах". Об этом писали Флоренский, Циалковский, Даниил Андреев, другие учёные, философы.
Собор Казанской иконы Божией Матери, что на Красной площади. Просто отражение в стекле... А случилось будто бы "наложение Времен". Таинственная встреча миров, когда один сквозь другие просвечивает. Есть такая теория - "Миры в мирах". Об этом писали Флоренский, Циалковский, Даниил Андреев, другие учёные, философы.
А эту фотографию я, в свое время, долго выбирала из большого количества вариантов. Остальные пошли в "корзину", а зря. Ваза Голубкиной "Туман" (снова Третьяковская галерея), действительно зачаровывает. Это аллегория четырех возрастов, которые вместе отражают всю жизнь человека. Ваза словно создается на наших глазах. Лица, будто бы спящих людей начинают формироваться, проступая из густого, но зыбкого тумана времени. Эту вазу важно показывать с разных сторон!
А эту фотографию я, в свое время, долго выбирала из большого количества вариантов. Остальные пошли в "корзину", а зря. Ваза Голубкиной "Туман" (снова Третьяковская галерея), действительно зачаровывает. Это аллегория четырех возрастов, которые вместе отражают всю жизнь человека. Ваза словно создается на наших глазах. Лица, будто бы спящих людей начинают формироваться, проступая из густого, но зыбкого тумана времени. Эту вазу важно показывать с разных сторон!
Юность, зрелость, старость...
Юность, зрелость, старость...
Что есть время! Из тумана небытия выплывает и вновь скрывается за пеленой прошлого жизнь человека во времени земном.
Что есть время! Из тумана небытия выплывает и вновь скрывается за пеленой прошлого жизнь человека во времени земном.
Пространство и Время... Миры в мирах.
Пространство и Время... Миры в мирах.
Это тоже в Третьяковской галерее. Одна из потрясающих картин Иванова "Явление Христа народу". В повести "Портрет" Гоголь писал: "Вся картина была мгновение, но то мгновение, к которому вся жизнь человеческая есть одно приготовление". 
Люди приняли Крещение от Иоанна. Все смотрят туда, где вдали появился Христос. Здесь множество самых разных эмоций. Там где Христос - ТИШИНА. Эта фотография оказалась испорченной, потому что неожиданно возник посетитель в кепочке. Но теперь глядя на этот отпечаток, почему-то бросается в глаза то, что он один - наш современник смотрит в другую сторону.
Это тоже в Третьяковской галерее. Одна из потрясающих картин Иванова "Явление Христа народу". В повести "Портрет" Гоголь писал: "Вся картина была мгновение, но то мгновение, к которому вся жизнь человеческая есть одно приготовление". Люди приняли Крещение от Иоанна. Все смотрят туда, где вдали появился Христос. Здесь множество самых разных эмоций. Там где Христос - ТИШИНА. Эта фотография оказалась испорченной, потому что неожиданно возник посетитель в кепочке. Но теперь глядя на этот отпечаток, почему-то бросается в глаза то, что он один - наш современник смотрит в другую сторону.
Просто отражения. Но разве они бывают "простые".
Просто отражения. Но разве они бывают "простые".
Дверь приоткрылась и мир запечатлелся так - будто расчертили по линейке, сверху вниз.
Дверь приоткрылась и мир запечатлелся так - будто расчертили по линейке, сверху вниз.
А это Москва-Сити. На 54 этаже. Внизу Москва - "в клеточку" - фотографировала-то сквозь стекло. Отражения!
А это Москва-Сити. На 54 этаже. Внизу Москва - "в клеточку" - фотографировала-то сквозь стекло. Отражения!
Узнаваемая "клеточка". Только теперь это реальность, на город наползающая.
Узнаваемая "клеточка". Только теперь это реальность, на город наползающая.
А это наши силуэты. Фотографии сквозь стекло. И вновь наслоение разных реальностей.
А это наши силуэты. Фотографии сквозь стекло. И вновь наслоение разных реальностей.
Что отражают "зеркала" этих высоток... Причудливо - это от слово чудо, а скорее рядом с чудом, но ведь только "при".
Что отражают "зеркала" этих высоток... Причудливо - это от слово чудо, а скорее рядом с чудом, но ведь только "при".
Куинджи... Его удивительный свет! На первой выставке люди старались заглянуть за картину - думали, что там спрятана подсветка.
А теперь мы сами отражаемся в картине, как в зеркале и портим тонкую материю пейзажа. Современность врывается в тишину той ночи.
Снова Третьяковка. Тогда я провела в галерее почти весь день.
Куинджи... Его удивительный свет! На первой выставке люди старались заглянуть за картину - думали, что там спрятана подсветка. А теперь мы сами отражаемся в картине, как в зеркале и портим тонкую материю пейзажа. Современность врывается в тишину той ночи. Снова Третьяковка. Тогда я провела в галерее почти весь день.
А это выставка, посвященная футболу на ВДНХ. Были выставлены картины известных художников, которые будто бы отражали характеры известных футболистов. Вот это - загадочность... Не помню, с кем из футболистов должна была возникнуть ассоциация. Пеле, кажется.
Мона Лиза здесь лишь средство. Так расположено изображение, что запечатлеть можно только в таком ракурсе. А все равно! Взгляд печальный, на зрителя направленный. Прекрасное трудно испортить.
А это выставка, посвященная футболу на ВДНХ. Были выставлены картины известных художников, которые будто бы отражали характеры известных футболистов. Вот это - загадочность... Не помню, с кем из футболистов должна была возникнуть ассоциация. Пеле, кажется. Мона Лиза здесь лишь средство. Так расположено изображение, что запечатлеть можно только в таком ракурсе. А все равно! Взгляд печальный, на зрителя направленный. Прекрасное трудно испортить.
Здесь тоже два времени, а может быть их диалог. Диалог земного с небесным. Земное время, что помнит события и Время, что властвует над земным.
Здесь тоже два времени, а может быть их диалог. Диалог земного с небесным. Земное время, что помнит события и Время, что властвует над земным.
Взгляд сквозь зелень живых деревьев, шелестящих под ветром, это красиво!
Взгляд сквозь зелень живых деревьев, шелестящих под ветром, это красиво!
Здесь тоже зелень, неживая зелень украшает зеркальные стены. Москва-Сити.
Здесь тоже зелень, неживая зелень украшает зеркальные стены. Москва-Сити.
Графика больше раскрывает современную архитектуру .
Графика больше раскрывает современную архитектуру .
А душа ждет живого ветра и легкого облака. Это не вытравить.
А душа ждет живого ветра и легкого облака. Это не вытравить.
Можно пытаться заглянуть за стену Кремля.
Можно пытаться заглянуть за стену Кремля.
А можно сосредоточиться на людях, что были в то мгновение на Красной площади.
А можно сосредоточиться на людях, что были в то мгновение на Красной площади.
Пригасить свет.
Пригасить свет.
И постепенно свести в небытие, улетевшее мгновение.
И постепенно свести в небытие, улетевшее мгновение.
Небо отражается в воде Москва-реки, а кажется, что это Лета - река, что уносит в небытие уже случившееся.
Небо отражается в воде Москва-реки, а кажется, что это Лета - река, что уносит в небытие уже случившееся.
Скульптура Антокольского "Не от мира сего". Какой чистый мрамор! Чистый образ!
Скульптура Антокольского "Не от мира сего". Какой чистый мрамор! Чистый образ!
Как нам не хватает в нашем мире именно чистоты!
(Третьяковская галерея)
Как нам не хватает в нашем мире именно чистоты! (Третьяковская галерея)
Тогда в Третьяковской галерее несколько залов были отданы для выставки Конёнкова. Это его фотография. Очень выразительная. Она контрастна неземному. В ней страсти... Но ведь синоним страсти - страдание!
Тогда в Третьяковской галерее несколько залов были отданы для выставки Конёнкова. Это его фотография. Очень выразительная. Она контрастна неземному. В ней страсти... Но ведь синоним страсти - страдание!
И снова время... Еще без пяти минут.
И снова время... Еще без пяти минут.
Но вот уже 12. Полдень. Москва. Конец июля.
По этим часам мы сверяем время. Но есть Время, с большой буквы. Ну а понятию "пространство" так ведь никто никогда и не дал определение. Попытки были, но успехом не увенчались...
Но вот уже 12. Полдень. Москва. Конец июля. По этим часам мы сверяем время. Но есть Время, с большой буквы. Ну а понятию "пространство" так ведь никто никогда и не дал определение. Попытки были, но успехом не увенчались...
Комментарии к альбому